Сараха

Материал из Энциклопедия буддизма
Перейти к: навигация, поиск

Сараха= (санскр. Saraha, тиб. sa ra ha) – индийский махасиддха, обучавший Махамудре.   Его называют высшим сиддхой «новых тантр». Имя Сараха означает "выпускающий стрелу", "лучник" (по другим вариантам - Сарахапа или Сарахапада). Он - один из 84 буддийских махасиддх Индии.  Упоминания о нём встречаются во многих буддийских произведениях, в том числе и в произведении Абхайядатты «Львы Будды: жизнеописания восьмидесяти четырёх сиддхов». 
Его жизнь, как и все биографии  других мастеров тантры, не укладывается в рамки обыденных представлений. Время рождения и продолжительность жизни Сарахи точно не установлены,и по поводу места его рождения нет однозначного мнения. Некоторые исследователи говорят, что родился Сараха через три века после паринирваны Будды Шакьямуни, другие указывают на VII—IX века. В биографии Сарахи из книги «Львы будды — Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов» говорится, что Сараха, сын дакини, родился в семье брахмана в городе Роли, в Раджни, на востоке Индии.  Все сходятся в одном: его отец был учёным брахманом при дворе царя. Когда Сараха вырос, правитель хотел отдать свою единственную дочь за него замуж, но Сараха отказался и принял санньясу, отказавшись от материальной жизни и сосредоточившись на духовном поиске.
Нгакпа Джампа Тхайе: "Очень древние источники указывают на то, что он родился примерно через три века после Паринирваны Владыки Будды, но мне представляется более правдоподобным, что он жил в период между VII и IX веками нашей эры. Он родился в Видарбхе (санскр. vidarbha – название древней страны со столицей Кундина) в касте брахманов. Поэтому он также известен как "Великий брахман". В юности он вступил в монастырь, где изучал учение Хинаяны. Через некоторое время Сараха встретился с четырьмя брахманскими девами, и эта встреча привела его к Ваджраяне. Девушки убеждали его выпить подряд четыре чашки крепкого вина. Подчинившись их настояниям, он немедленно испытал четыре радости состояния осуществления: "радость", "высшую радость", "выше всякой радости" и "синхронно появляющуюся радость" (прим: здесь это названия четырёх видов внутренней радости). В действительности в образе дев были дакини, и они дали Сарахе абхишеку (санскр. abhiṣeka, пали abhiseka – посвящение, инициация). Формально он вступил на путь Ваджраяны впоследствии посредством абхишеки Гухьясамаджи, которую он получил в монастырском университете Наланда.  Временно Сараха продолжал придерживаться монастырской дисциплины, втайне следуя практике йогина тантры. Позже Сараха взял в супруги женщину, которая научила его искусству изготовления стрел, а также дала наставления в Ваджраяне. И Сараха стал изготовителем стрел. В конце концов, как результат практики Ваджраяны, он получил передачу Махамудры от бодхисаттвы десятого уровня Ратнамати (санскр. Ratnamati), получившего в свою очередь эту передачу от Будды Ваджрадхары. Сараха выразил свою реализацию Махамудры в многочисленных духовных песнях, известных как дохи (санскр. doha – успех, тиб. do ha – спонтанные духовные песни махасиддхов, великих достигших), или ваджра-песни. Наиболее важными из этих песен была трилогия дох, а именно, "Люди, царь и царица", которую он подарил обитателям царства Видарбха. Двумя основными учениками Сарахи были сиддхи Нагарджуна и Луйипа. Он скончался на священной горе Шри-Парвата в Южной Индии". (1)  Жизнь Сарахи и события, связанные с аспектами обучения и передачи духовного знания, покрыты тайной, как принято в традициях сиддхов. 
Учителя Сарахи  Сараха учился в Наланде у Шри Кирти, но через несколько лет обучения он получил в медитации указание, что его настоящим учителем станет женщина. Нам почти ничего не известно об учителе-женщине, кроме того, что она стала женой Сарахи и была лучницей, изготавливала стрелы. По всей видимости, она была из низкой касты, Сараха встретил её на базаре. В писаниях нет её имени, имён учителей и традиции, к которой она принадлежала.  Именно она, оставаясь в тени, направила развитие учения, а Сараха воплотил это направление.  Одни традиции говорят, что жене Сарахи было пятнадцать лет, когда они встретились. Другие указывают на то, что женщина была значительно старше своего мужа и формально они не заключали брак, что послужило поводом для гнева жителей города, в котором жили супруги. Сараха вышел к разгневанным горожанам и пропел свою знаменитую «Царскую песнь» (Дохакоша). В результате реализации своей практики Сараха получил передачу махамудры от Бодхисаттвы десятого уровня Ратнамати, который, в свою очередь, получил это учение от Будды Ваджрадхары.
Последователи  Сараха является основоположником нового витка в развитии различных учений тантры. Среди учеников Сарахи были и буддисты, и индуисты и йогины, не относящие себя ни к каким религиям.  При том, что даты жизни Сарахи не установлены,  совершенно точно известны даты рождения некоторых его учеников. Самыми знаменитыми среди них были махасиддхи Нагарджуна и Луйипа. Из писаний известно, что Сараха скончался в Южной Индии, связанной с деятельностью махасиддхов его духовной семьи, на священной горе Шри Парвата.  Но среди лам Бурятии прошлого поколения в ходу была история о том, что Сараха в 20-е гг. XX столетия посетил один из бурятских монастырей.  Сараха не только сам знал практики достижения бессмертия, но и передал одну из них своему ученику Нагарджуне.  Не только рождение, но и «смерть» махасиддхи Сарахи не укладывается в привычные представления. Он считается автором нескольких песен в сборнике Чарьяпада.
Сараха - один из 84 индийских махасиддхов.   Биография из «Львы будды — Жизнеописания восьмидесяти четырех сиддхов» Сараха, сын дакини, родился в семье брахмана в городе Роли, в Раджни, на востоке Индии.  Получив классическое образование, он обратился к учению Будды, и, прослушав многих учителей, пришел к тантре. Днем он практиковал индуизм, по ночам занимался буддизмом. Еще он пил. Когда брахманы узнали об этом, они отправились к царю Ратнапале и сказали ему: «Ты царь здесь. Разве пристало тебе поощрять религию со столь дурной репутацией, как буддизм? И к тому же, пусть «лучник» Сараха даже занимает высокое положение, все равно он запятнал себя пьянством и должен быть изгнан». Царь совсем не хотел изгонять человека, под управлением которого находились пятьдесят тысяч мелких хозяйств. Он направился к Сарахе и сказал ему: «Ты — брахман, тебе вовсе не пристало пить вино». «Я и не пью, — ответил Сараха. — Собери сюда всех этих брахманов, и я поклянусь тебе». Когда все собрались, Сараха сказал:  «Если я пил, пусть моя рука сгорит. Если же нет, пусть она останется целой». Он положил руку в кипящее масло, и она не сгорела. «Видите, он не пьет», —  сказал царь.  «Пьет, пьет!» — настаивали брахманы. Сараха повторил клятву и выпил расплавленную медь. «Нет, он пьяница», —  твердили брахманы.  Тогда Сараха сказал: «Давайте так: кто пойдет по воде и утонет, тот пьет, а кто не утонет, тот не пьет».  И они с еще одним брахманом вошли в воду, и тот начал тонуть, а Сараха — нет, и все согласились, что Сараха — трезвенник. Потом Сараху стали взвешивать. «Кто тяжелый, тот не пьет», —  сказал он. Брахманы положили на весы три стальные гири в вес человека каждая, и все равно Сараха перевесил. Он был тяжелее даже шести гирь. Наконец царь сказал: «Если даже кто-либо пьет и обладает такой энергией, пусть пьет». 
Царь и брахманы поклонились Сарахе и попросили у него наставления. Сараха согласился и пропел три цикла песен «Доха». После этого брахманы отказались от своих взглядов и стали буддистами, а царь и окружавшие его обрели сиддхи.
Позже Сараха женился на пятнадцатилетней служанке и, бросив свое имущество, отправился странствовать. Он остановился в малолюдном месте и практиковал Дхарму, а его девушка ходила по округе, прося подаяние. Однажды он попросил приготовить ему что-нибудь из редиса. Жена полила редис сметаной и подала ему, но он сидел в медитации, и она не стала его беспокоить. Сараха пробыл в медитации двенадцать лет. Наконец, очнувшись, он спросил: «А где же редиска?» Девушка сказала: «Как я могла сохранить ее? Сейчас весна, овощи еще не выросли». Сараха, помолчав, сказал: «Я отправляюсь в горы». «Одинокое тело не дает уединения, — ответила девушка, — лучшее уединение — в уме, когда он далек от идей и концепций. Ты медитировал двенадцать лет, и мысль о редиске оставалась в тебе. Что хорошего ты найдешь в своих горах?» «Это правда», — подумал Сараха. С этого времени он старался растворить концепции и привычные мысли в естественном свете ума. Обратившись к опыту прямого освоения природы ума, Сараха обрел сиддхи Махамудры и оправдал надежды всех живых существ. Он и его подруга вместе ушли в Ясный Свет. Из духовной песни Сарахи Ум сам по себе – единственное семя всего. И Сансара, и Нирвана происходят от него. Перед ним, как перед Драгоценностью, Исполняющей Все Желания, я простираюсь.
 Литература: 1. Из текста Нгакпа Джампа Тхайе "Золотая гирлянда Кагью от Господина Прибежища Ваджрадхары до Джецуна Гампопы" 2. Абхаядатта. Львы Будды: описания 84 индийских махасиддхов