Неведение

Материал из Энциклопедия буддизма
Перейти к: навигация, поиск

Неведение (санск. Авидья) -  коренной "яд ума", ,базовое омрачение восприятия (клеша), являющееся причиной страдания  с точки зрения как индуизма, так и  буддизма.

Общее описание

Неведение – основной атрибут непросветленного сознания, состоящий в принятии относительного, обусловленного, неистинного за абсолютное и истинное.

Это коренная причина обусловленного существования - сансары, основное препятствие к  освобождению (мокша) и просветлению (бодхи). Неведение безначально во времени, беспричинно, безличностно. Оно подобно ошибочному принятию веревки за змею: скрывает истинную природу объекта (веревка) и переносит воображаемое на реальность. Мир, воспринимаемый (познаваемый) посредством неведения (т.е. посредством органов чувств и обычного интеллекта) представляется множественным, находящимся в сфере пространства, времени и причинности. Неведение устраняется истинным знанием (видья, праджня), которое ведет к постижению мира таким, каков он есть сам по себе, к переживанию  подлинной реальности. И в индуизме, и в буддизме, в конечном счете признается, что именно разделение на неведение и истинное постижение, и соответственно на низшую и высшую реальность, иллюзорно, оно само является результатом неведения. В действительности ("с точки зрения подлинной реальности") нет различия между миром явлений и абсолютом, между сансарой и нирваной. Иногда неведение трактуется не как ложное знание, а как отсутствие неиллюзорного знания. Термины неведение (авидья), аджняна, моха, майя, пракрити и т. д. могут употребляться как синонимы. - корень всех несчастливых состояний.

Из-за неведения возникают все прочие омрачения -  жесткие концепции и мешающие эмоции (санск. клеша), ограничивающие и обедняющие жизнь. Будда Шакьямуни разъяснил это во Второй Благородной Истине ("У страдания есть причина")

Буддийские методы позволяют преобразовывать неведение в интуитивную, или всепронизывающую мудрость,  - один из пяти видов мудрости просветленного ума.

Это знание  о том, как в состоянии совершенной чистоты воспринимать все таким, какое оно есть, со всем потенциалом, постижение истинной природы реальности и ее законов (Дхармы).

Плодом трансформации неведения и запутанности является всеохватывающая интуитивная мудрость Дхармадхату, вне всяких умопостроений, описаний и категорий. Не случайно состояние Просветления в переводе с санскрита, называется Пробуждением от сна неведения.

В буддийском пантеоне в группе Пяти Татхагат это символизирует Будда Вайрочана, в одиночной форме или  в союзе с супругой Ваджра-Джатвишвари.


Два вида неведения

Базовое неведение

Причиной страдания Будда назвал базовое неведение - неспособность неразвитого ума осознавать самого себя и то, что все явления взаимосвязаны. Из это неспособности самоосознания возникает обусловленное неведение.

Обусловленное неведение

Согласно буддийской философии всё что есть и происходит - содержится в уме. Все объекты и события соответствуют трем свойствам ума - воспринимающему, воспринимаемому и процессу восприятия. Однако из-за неспособности самоосознавания происходит виртуальное разделение на Я (воспринимающий) и внешние объекты (воспринимаемое). А уже из-за этого разделения возникают привязанность (тенденция удержания того, что нравится) и отвращение (тенденция избегания, отталкивания того, что не нравится). В этом разделении первопричина всех страданий и также оно приводит к образованию сансары.

Цитаты

Калу Ринпоче

Неведение подразумевает нераспознание трёх основополагающих качеств ума. Не распознавая пустоту ума, вы принимаете её за «Я»; не распознавая ясность ума, которая выражает себя в мыслях и внешней видимости явлений, вы принимаете её за «другого». Наш мир становится миром двойственности: себя и другого. Хотя ум не имеет независимого, ограниченного существования, ваше восприятие его как самосуществующего образует второй уровень неведения – «обусловленное неведение».

На основе, как изначального, так и обусловленного неведения, а также вашего цепляния за «Я» и «другое» как за истинно существующие, вы счастливы тем, что приятно, и развиваете к нему привязанность; вы также несчастны от того, что неприятно, и, соответственно, развиваете к нему гнев и неприязнь. Не осознавая этого взаимодействия привязанности и неприязни, ваш ум, в большей или меньшей степени, находится в состоянии отупления. Привязанность, неприязнь и тупость – это три коренных беспокойных эмоции, рождённых от неведения. Далее, от привязанности рождается жадность, от неприязни – ревность и от тупости – гордыня, составляя в целом шесть беспокойных эмоций. Сама привязанность многообразна: привязанность к себе, своему телу, дому, имуществу и так далее. Обычно насчитывается 21000 видов привязанности. Так же можно насчитать 21000 видов неприязни, 21000 видов тупости, а также 21000 видов сочетаний этих трёх. Вместе всё это составляет 84000 беспокойных эмоций. Под воздействием этих беспокойных эмоций существа совершают огромное количество пагубных действий, ведущих к прохождению через шесть миров сансарного бытия. Неведение является основным омрачением ума. В качестве побочного продукта возникает вера в истинное существование себя и других, называемая омрачением «привычной склонности к двойственному (дуалистическому) мышлению».

Двойственность с безначальных времён коренится в нашем уме и будет длиться до самого Пробуждения, вот почему это привычная, постоянная склонность. Эта склонность управляет не только нашим бодрствующим состоянием, но также и состоянием сна и бардо. Она никогда нас не оставляет. 84000 беспокойных эмоций, рождённых от двойственого мышления, образуют третью великую завесу омрачений – омрачения беспокойных эмоций. Далее, всевозможные пагубные действия, совершённые под воздействием беспокойных эмоций, ведущие преимущественно к перерождению в трёх низших мирах, образуют завесу омрачений кармы.

Тендзин Вангьял Ринпоче

Из книги Тибетская йога сна и сновидений Все наши переживания, в том числе и сновидения, берут начало в неведении. На Западе такое утверждение может вызвать удивление, поэтому давайте сначала разберемся, что подразумевается под неведением (маригпа *). В тибетской традиции проводится различие между двумя видами неведения: врожденным и обусловленным культурой. Врожденное неведение является основой сансары и отличительной чертой обычных существ. Это незнание своей истинной природы и истинной природы мира, а результат — то, что мы пребываем в плену заблуждений двойственного ума.

Двойственность порождает противоположности и дихотомию. Она расчленяет нераздельное единство переживания на то и это, верное и неверное, ты и я. На основе такого умозрительного разделения у нас возникают предпочтения, которые проявляются как влечение и неприязнь — привычные реакции, образующие большую часть того, что мы отождествляем с собой. Мы хотим это, а не то, верим в это, а не в то, уважаем это и презираем то. Мы хотим удовольствий, покоя, богатства и славы и стараемся избежать страданий, бедности, тревог и позора. Мы хотим всего этого для себя и для тех, кого любим, а до других нам нет дела. Мы хотим иных ощущений, нежели те, которые у нас есть, или хотим удержать ощущение и не допустить неизбежных перемен, которые привели бы к его утрате.

Есть и второй вид неведения, который обусловлен культурой. Он выражается в склонностях и запретах, которые укоренились в обществе и вошли в систему ценностей. Например, в Индии индуисты убеждены, что говядину есть нельзя, а свинину можно. Мусульмане убеждены, что допустимо есть говядину, а свинина для них запрещена. Тибетцы же едят и то, и другое. Кто же из них прав? Все они уверены, что правы. Разные убеждения исходят из предрассудков и поверий, которые являются частью культуры, а не из исконного знания.

Еще один пример можно увидеть в философских разногласиях. Есть множество философских систем, которые расходятся в некоторых тонкостях. Хотя эти системы призваны помочь людям обрести мудрость, они порождают неведение, поскольку их последователи цепляются за двойственное понимание реальности. Это неизбежно происходит в любой умозрительной системе, поскольку оперирующий понятиями ум есть проявление неведения.

Неведение, обусловленное культурой, развивается и сохраняется в традициях. Оно пронизывает любой обычай, любое мнение, любую систему ценностей и совокупность знаний. И отдельные люди, и общества в целом считают эти предпочтения настолько бесспорными, что принимают их за глас здравого смысла или за предначертанный свыше закон. Вырастая, мы становимся сторонниками разнообразных убеждений, политических партий, систем врачевания, религий, представлений о том, как должен быть устроен мир. Мы оканчиваем начальную школу, среднюю школу, возможно, колледж, и в каком-то смысле каждый аттестат становится наградой за развитие все более утонченного неведения. Образование укрепляет привычку смотреть на мир сквозь особую призму. Можно стать специалистом по ошибочным взглядам, достичь больших успехов в этой области и общаться с другими такими же экспертами. Так бывает и в философии, где изучают сложные интеллектуальные системы, превращая ум в отточенный инструмент познания. Но, пока мы не преодолеем врожденное неведение, все, что мы приобретаем, — это усвоенные предрассудки, а не исконное знание.

У нас развивается привязанность к самым ничтожным вещам: к определенному сорту мыла или к определенной прическе. Если взять более крупный масштаб, то мы создаем системы религии, политики, философии, психологии и науки. Но никто не рождается с убеждением, что нельзя есть говядину или свинину или что одна философская система права, а другая заблуждается, или что одна религия истинная, а другая ложная. Все эти представления необходимо приобрести. Приверженность определенным ценностям — результат неведения, обусловленного культурой, но склонность усваивать ограниченные взгляды берет начало в двойственности, проявлении врожденного неведения.

В этом нет ничего плохого. Так уж повелось. Наши привязанности могут привести к войне, но они проявляются и как передовые технологии и разные умения, которые приносят миру большую пользу. Пока мы не достигнем просветления, наш удел — двойственность, и это нормально. Тибетцы говорят: “Пока живешь в теле осла, наслаждайся вкусом травы”. Иными словами, нужно ценить эту жизнь и наслаждаться ею, потому что она исполнена смысла и драгоценна сама по себе, а также потому, что это наша жизнь.

Если мы не будем осмотрительны, то может случиться так, что учения станут лишь средством укрепления нашего неведения. Можно говорить, что стремиться получить ученую степень или ограничивать себя диетой — вредно, но суть вовсе не в этом. С таким же успехом можно говорить, что неведение — это плохо или что обычная жизнь — всего-навсего сансарное заблуждение. На самом деле неведение — это просто омраченность сознания. Привязанность или отвращение к нему — все та же старая игра в двойственность, разыгрываемая в мире неведения. Можно убедиться, насколько глубоко она пронизывает все. Даже учения вынуждены иметь дело с двойственностью, например, поощрять стремление к добродетели и неприятие порока, парадоксально используя присущую неведению двойственность для преодоления того же неведения. Какое тонкое понимание необходимо развить и как легко можно сбиться с пути! Вот зачем необходима практика: чтобы иметь непосредственное переживание, а не изобретать очередную умозрительную систему, чтобы потом ее развивать и отстаивать. Когда смотришь на вещи с более высокой точки, различия между ними стираются. С точки зрения недвойственного знания, таких понятий, как важное и неважное, не существует.

См. также

Ссылки