Наропа

Материал из Энциклопедия буддизма
Перейти к: навигация, поиск

(1016-1100, санск. Naropada, Nadapada, Narotapa, тиб. Na ro pa) - один из 84 великих индийских махасиддхов.

тханка Наропы

Основатель традиции, известной в Тибете как Кагью, следующий в Линии Преемственности после Тилопы.

Профессор Наланды

В то самое время, когда Тилопа достиг полного Просветления, восточнее в Северной Индии жил прославленный профессор. Его звали Наропа, и он был самой умной головой знаменитого университета Наланда. До встречи с учителем Наропа был знаменитым буддийским ученым, настолько сведущим во всех науках, что его назначили одним из четырех стражей врат университета Наланда. Быть стражем врат в то время было не только почетно, но и в высшей степени ответственно. К этим вратам часто приходили духовные учителя других традиций вместе с учениками, чтобы попытаться доказать правоту своих взглядов и опровергнуть Учение Будды. В обязанности стража ворот входило вести с ними полемику и побеждать, ведь правила философского спора были таковы, что победитель становился учителем проигравшего и всех его учеников. Если бы страж ворот потерпел поражение, весь университет мог бы перейти в другую духовную традицию.


Наропа, обладая огромными знаниями и острым умом, блестяще справлялся со своими обязанностями. О нем ходили легенды: говорили, что, выиграв очередной диспут, он частенько предлагал поверженному оппоненту поменяться точками зрения – и снова, будто играючи, одерживал над ним победу. Но однажды его ученым занятиям помешала Дакиня, явившаяся в облике безобразной старухи. Ее уродливая тень, упавшая на книгу, которую читал Наропа, заставила его поднять глаза. Своим, обладающим быстротой молнии умом, он успел заметить в стоящей перед ним старухе 37 признаков абсолютного уродства. Такого он еще не встречал. В то время как он, пораженный, изучал ее взглядом, она спросила, что он там читает. Наропа  ответил: «Я изучаю тантру «Гухья-самаджа». «Что ты из нее понял?» – снова спросила она. «Слова», – ответил Наропа. Услышав это, старуха так обрадовалась, что необычайно похорошела и принялась танцевать.  Тогда Наропа ощутил гордость и добавил: «И смысл тоже». Тут старуха застыла на месте и заплакала, поскольку было очевидно, что сказанное не соответствует истине. Наропа был силен в теории и концепциях, но не был практиком,  не имел внутренних опытов постижения и понимал Учение только на уровне интеллекта. Наропа покраснел и спросил: «Кто может показать мне настоящий смысл?». Старуха ответила: «Мой брат Тило!», - и исчезла в радуге.  Наропа не смог этого забыть. Согласно легенде, при звуке этого имени пробудилась давняя связь Тилопы и Наропы как гуру и ученика. Чувствуя такую преданность, какой он никогда прежде не испытывал, Наропа тут же решил найти этого учителя, во что бы то ни стало, и покинул Наланду. Читать и дискутировать было для него уже недостаточно, теперь он хотел получить действительный опыт Дхармы, и он отправился на поиски Учителя.  


Обучение у Тилопы

Тилопа же сделал поиск для него нелегким. Снова и снова он приводил Наропу в ситуации, в которых отчетливо становилось видно, как всевозможные его концепции блокируют его энергию.  Пока Наропа скитался в поисках Тилопы, ему пришлось выдержать двенадцать испытаний и распрощаться с множеством устоявшихся представлений о действительности. Где-то на узкой тропе он, зажав нос, переступил через прокаженную старуху, которая после этого взвилась в воздух и исчезла со словами: «Как же ты найдешь своего гуру, если у тебя нет сострадания?» Затем местный князь предложил ему помощь в поисках Тилопы, если Наропа женится на его дочери. Наропа, будучи монахом, в резкой форме отказался, после чего король растаял в радуге, предварительно упрекнув Наропу в привязанности к реальности своего «я» и своего гнева, а также к монашеским обетам. С похожими словами растворилась в воздухе супружеская пара, предложившая ему в пищу мясо, и так далее [Guenther 1999: 25-37].  

Тилопа не переставал показывать себя в различных формах, и всегда так, что у Наропы возникало совершенно ясное ощущение того, что ему чего-то не хватает. И вот в один прекрасный день, когда Наропе стало совсем уже невмоготу, идеи и гордыня стали казаться ему совершенно ненужными, явился Тилопа в виде йогина с костями в волосах и налитыми кровью глазами. Он взял Наропу за руку и потащил за собой. Так началось обучение Наропы. Измученный поисками, он спросил Тилопу, почему тот не появлялся раньше. Тилопа ответил: «С тех самых пор как ты начал меня искать, я всегда был с тобой. Все, кого ты встречал, – мои излучения. Только завесы в твоем уме, понятия и концепции о реальности не позволяли тебе видеть своего учителя. Теперь же ты свободен от них – и потому меня видишь». Однако на этом трудности в жизни Наропы  не закончились. Тилопа поразил эго Наропы в самое чувствительное место, оставив его гигантский мыслительный аппарат, который все время нужно было кормить новыми идеями, без пропитания. Хотя Наропа все время приставал к Учителю с тем, чтобы тот дал ему поучения, в первый год тот не произнес ни слова. Однажды, когда они стояли на крыше высокого дома, он впервые заговорил: «Если бы у меня был хороший ученик, он спрыгнул бы сейчас с крыши». Наропа спрыгнул и тяжело ушибшись, растянулся на земле. Через некоторое время спустился Тилопа, посмотрел на него и спросил: «Что  с тобой?» Наропа простонал: «Мне больно». Ответом Тилопы было: «Это потому, что ты считаешь вещи реальными - вот что делает тебя таким тяжелым». Он коснулся его, что тут же исцелило Наропу, и дал ему несколько поучений. Их было не столь много, чтобы вновь завелся «компьютер» его железной логики, но достаточно, чтобы наложить отпечаток в его уме. Еще год он не говорил ни слова, пока однажды мимо них ни проезжала королева с большим количеством солдат.

Тилопа сказал: «Если бы у меня был хороший ученик, он стянул бы королеву с коня». Наропа это сделал, и солдаты его отколотили. Снова лежал он, ни жив, ни мертв. Тилопа спросил его, что не так, и Наропа ответил: «Я как мертвец». И на этот раз Тилопа благословил его и сказал: «Посмотри в свое сердце, там живет Дакиня, спонтанная мудрость. Тогда внешнее не будет тебя беспокоить». Так Тилопа подверг его двенадцати крупным и двадцати четырем маленьким испытаниям, пока все его твердые представления окончательно не распались. Причем произошло это в ситуации весьма необычной: как-то раз сидели они друг против друга, и Тилопа, дружелюбно посмотрев на Наропу, ни с того ни с сего стукнул его тяжелым башмаком по голове со словами: «Окончательное постижение – в твоем собственном уме» [Нидал 1992].


Наропа и «путь искусных средств»

Огромной заслугой Наропы является появление в индийском и в тибетском буддизме Шести Дхарм (учений) (тиб.: na ro chos grug) – системы тантрических методов, на которой основана традиция всех подшкол Кагью. Кроме Кагью, Шесть Дхарм Наропы в более или менее полной форме вошли также практически во все остальные школы тибетского буддизма.

Это шесть медитаций, связывающих работу энергий и сознания [Muses 1982: 123 – 262]:

  • йога промежуточного состояния (тиб.: bar do), используемая в промежуточном состоянии между смертью одного тела и зачатием следующего;
  • йога внутреннего тепла (тиб.: gtum mo), базовая практика Шести йог Наропы, в которой преобразуются привычные тенденции к жадности и привязанности; 
  • йога сновидения (тиб.: rmi lam), позволяющая сохранять осознавание на стадии сна со сновидениями;
  • йога иллюзорного тела (тиб.: sgyu lus), посредством которой медитирующий учится видеть все проявления ума в состоянии бодрствования как иллюзорное тело Йидама;
  • йога переноса сознания (тиб.: ‘pho ba), позволяющая использовать процесс умирания физического тела для достижения Просветления, известная сегодня как Пхова;
  • йога ясного света (тиб.: ‘od gsal)  для тренировки осознавания в фазе глубокого сна.

Эти шесть медитаций, предназначены для того, чтобы практикующий научился сохранять ясность сознания всегда, в каком бы состоянии не находились тело и ум (сознание и бессознательное вместе взятые).

Буддисты описывают несколько таких состояний, отличающихся друг от друга по своим свойствам. Это бодрствование, сон со сновидениями, глубокий сон, медитация, умирание и период между смертью тела и зачатием следующего (тиб. бардо).

Поучения Наропы учат включать все эти разные периоды в Путь. Выражаясь языком ваджрных песен, «каждое мгновение должно быть просвечено светом осознавания». 

Шесть Дхарм Наропы и все методы тантрических медитаций – одна из двух важнейших составляющих большинства школ традиции Кагью, называемая «путем искусных средств» (тиб.: thabs lam). Такое название обусловлено тем, что здесь для постижения природы ума используются медитации, состоящие из двух фаз – развития (санск.: utpatti-krama, тиб.: bskyed rim) и свершения (санск.: sampanna-krama, тиб.: rdzogs rim). В фазе развития медитирующий создает в своем сознании формы Йидамов или Будд, обращается к ним с пожеланиями, принимает от них благословение и разные виды посвящений, произносит мантры, а затем в фазе свершения концентрируется на внутренних энергетических каналах и ветрах энергии, после чего растворяет воображаемые просветленные объекты в свете и сливается с ними.  Именно в фазе свершения некоторых тантрических медитаций выполняются Шесть йог Наропы.


Все эти действия в медитации являются не чем иным, как искусными средствами, ведущими к постижению ума не напрямую, но как бы «в обход», через его аспект энергии, через проявления, формы и звуки. Здесь говорится, что энергии и сознание связаны, как конь и всадник. Путь искусных средств подобен умелой дрессировке коня. Хорошо обученный конь даже неопытного всадника принесет в нужное место. 

Литература:

1. Леонтьева, Елена ВалерьевнаИндийские корни буддийской традиции Кагью и ее тибетские основоположники // Восток,  №6. Москва, 2007. 
2. Львы Будды: описания 84 индийских махасиддхов. <a href="http://dazan.spb.ru/teachers/buddha-lions-84-mahasiddha/" target="_self" >на сайте Санкт-Петербургского дацана Гунзэчойнэй</a>
3. Абхаядатта. Буддийские мастера-маги: 54 жизнеописания. "Ориенталия", М.,2011.
4. Лама Оле НидалНаставления по Нендро. Спб., 1992.
5. Guenther Herbert V. The Life and Teaching of Naropa. Bostom, Massachusetts, 1999.


Иллюстрация: Р.Бир из книги "Буддийские мастера-маги" изд-ва "Ориенталия".