Кармапа VIII

Материал из Энциклопедия буддизма
Перейти к: навигация, поиск

Восьмой Кармапа Микьо Дордже (1507-1554) 

Он пришел в мир на четвертый день одиннадцатого месяца 1507 года в Дамчу, в Восточном Тибете, и с первым же вдохом произнес: «Кармапа».

Известия об удивительном ребенке быстро дошли до Таши Палджора, Третьего Ситу Ринпоче, который понял, что место рождения, имена отца и матери и другие детали совпадают с предсказаниями Седьмого Кармапы. Ситу Ринпоче подтвердил, что ребенок – Кармапа, но попросил родителей некоторое время молчать об этом, чтобы уберечь Микьо Дордже от возможных происков. Он передал им чай, масло особые пилюли и благовония и попросил:

– Угостите ребенка чаем с молоком и маслом, воскурите благовоние и скажите, что это подарок от Ситу Ринпоче. Потом дайте ему пилюли. Если ваш сын – Кармапа, он обязательно что-нибудь ответит. Отец выполнил все, как было велено, и услышал от Микьо Дордже: – Э Ма Хо, будьте уверены, я Кармапа. Об этом сообщили Ситу Ринпоче, и он увез трехмесячного малыша в монастырь Карма. Там Кармапу навестил Гсэр Пхова, великий мастер медитации, один из близких учеников Седьмого Кармапы. Во время дарственной церемонии маленький Микьо Дордже показал, что прекрасно умеет обращаться с ручным барабанчиком и колокольчиком. Гсэр Пхова спросил его: – Скажи, чему ты учил меня в Це Лхаканг? Мальчик ответил: – Я дал тебе Махамудру и Шесть йог Наропы. В 1512 году, когда ему исполнилось пять, Микьо Дордже поехал к Ривоче. Там Лама Сёнам Ринчен спросил его, кто он в действительности такой. Мальчик ответил со смехом: – Временами я Падмасамбхава, иногда Сараха, а порой Кармапа. Мои эманации повсюду. Их шестнадцать в провинции Цанг, и одна – глава большого клана – в западном Тибете. В том же году в регионе Амдо появился другой претендент на титул Кармапы. Гьялцаб Ринпоче собирался проверить ребенка, но, стоило ему увидеть Микьо Дордже, как он тут же почувствовал желание поклониться. Будучи уверенным, что это настоящий Кармапа, Гьялцаб Ринпоче передал всем монастырям Карма Кагью официальное послание, подтверждавшее титул Микьо Дордже. Через год Гьялцаб Ринпоче возвел мальчика на трон в Це Лхаканг как Восьмого Кармапу. Когда Кармапе исполнилось семь, он приступил к обучению. Его первым учителем был Ситу Ринпоче, объяснивший мальчику восемь правил поведения и базовые поучения Кагью. Затем мальчик отправился в путешествие, чтобы посетить монастыри. В Сурманге у него случилось видение всей линии преемственности Кагью, и он ясно осознал невероятное богатство этой традиции. Вскоре Микьо Дордже познакомился с великим мастером Сангье Ньенпой, которого Седьмой Кармапа попросил стать держателем линии и наставником своего следующего воплощения. После этой важной встречи Микьо Дордже со свитой поехал в Кхам. Его духовный потенциал продолжал раскрываться в видениях. В одном из них Кармапе явился сам Будда Шакьямуни вместе с двумя главными учениками – Шарипутрой и Маудгальяяной, и дал ему поучения. В другой раз юному Ламе приснилась Дакиня, произнесшая: «Ты воплощаешь деяния всех Будд трех времен». В провинции Дамчу Кармапа увидел Падмасамбхаву, сказавшего: «Я Падмасамбхава, а ты мой главный ученик Гьялва Чёянг. Твоя природа неотделима от моей, и их единство есть Будда Ваджрадхара». Микьо Дордже много думал о Первом Кармапе, и, вдохновленный этими размышлениями, совершил паломничество в Кампо Гангра. Говорят, что там в нескольких пещерах для медитации остались отпечатки его стоп. В 1516 году Кармапу пригласил к себе Са Тхам, правитель области Джанг, и Лама согласился. В честь его приезда устроили пышную церемонию. Князя очень впечатлила простота и достоинство Микьо Дордже, и он осыпал Кармапу дорогими подарками. Раньше Са Тхам не особенно почитал буддизм, но после встречи с Кармапой стал всячески помогать монастырям, расположенным в его владениях. Твердо решив избегать любого насилия, он стал намного мягче управлять своим княжеством. В 1517 году молодой Кармапа приступил к самой значимой части своего обучения. Лама Сангье Ньенпа, помимо полной передачи традиции Карма Кагью, дал ему весьма подробные наставления об Учении Будды во всей его полноте. Сангье Ньенпа, будучи очень богатым, был при том образцовым примером аскетизма, свойственного истинным йогинам Кагью. Когда образование Микьо Дордже завершилось, Сангье Ньенпа со спокойным сердцем покинул мир, зная, что тот превосходно усвоил все его уроки. Во время погребальной церемонии Кармапа явно ощущал присутствие мудрого учителя, и все полученные знания стали для него совершенно ясны. Микьо Дордже во многом напоминал <a href="http://vbuddisme.ru/wiki/Третий+Кармапа+Рангджунг+Дордже+%281284-1339%29/" >Третьего Кармапу</a>. Он был талантливым лингвистом, и с помощью переводчика Ринчена Таши изучил санскрит. Восьмой Кармапа с удовольствием пробовал силы в таких искусствах как поэзия, живопись и скульптура, и добился больших успехов. При этом его скромность и простота в повседневной жизни служили примером для подражания другим практикующим.
В одном из видений Микьо Дордже явился монах, который сказал, что в эпоху прошлого Будды Дипанкары он был Падмасамбхавой. – Если так, где произошло твое «лотосовое рождение» и где ты тогда жил?, – спросил Кармапа. – А откуда берется пространство? – ответил монах и пропал. Размышляя над происшедшим, Микьо Дордже постиг, что в эпоху каждого Будды всегда появляется Падмасамбхава как естественное проявление просветляющего Учения. Восьмой Кармапа совершил поездку по Восточному Тибету, чтобы научить основам Дхармы местных жителей. На его посвящениях и поучениях побывало более десяти тысяч человек. Во время той поездки он нашел и признал Пятого Шамарпу, Кёнчога Енлага, Третьего Гьялцаба Ринпоче, ламу по имени Драгпа Палджор. В Мар Кхаме Микьо Дордже выточил из камня свою статую. По словам последователей, когда работа была окончена, Кармапа поставил свое творение и спросил: – Похожа ли ты на меня? – Да, очень похожа, – отвечала статуя. Тогда Микьо Дордже сжал в ладони остаток камня, оставив на нем отпечаток руки. Эти реликвии существуют до сих пор, они хранятся в монастыре Румтек в Сиккиме. В монастыре Карма Восьмой Кармапа принял послов китайского императора. Они привезли ему щедрые дары и пригласили приехать в Китай. Однако Микьо Дордже, зная о скорой смерти императора, ответил отказом. Китайцы очень оскорбились, забрали подношения и вернулись в свою страну, где, как оказалось, только что скончались император и императрица. Затем Микьо Дордже отправился в Центральный Тибет. Приехав в Цурпху, он обнаружил, что эта святыня совсем обветшала, и распорядился начать реставрацию. Удостоверившись, что Цурпху приводят в порядок, Микьо Дордже отправился в монастырь Раденг, принадлежащий школе Кадам, а оттуда – в Гангри Токар, место уединения знаменитого мастера школы НьингмаЛонгченпы. Там, на скалах рядом с пещерой, остались отпечатки ног великого йогина и следы копыт его лошади. Затем Кармапа посетил пожилого Ламу Карма Тринле, который медитировал в отшельничестве. Он дал Микьо Дордже посвящения в Махакалу, Курукуллу и Вайшравану, а позже они вместе навестили институт в Легше Линге, открытый Кармой Тринле, и Кармапа много учил там. Вскоре Микьо Дордже и Карма Тринле увиделись вновь. На сей раз престарелый ученый передал Кармапе Шесть йог Наропы. Кармапе тогда исполнился двадцать один год, и он принял полные монашеские обеты и посвящение от настоятеля Чёдруба Сэнге, которого считали перерождением кашмирского ученого Сакья Шри. В Легше Линге Чёдруб Сэнге долго и тщательно наставлял Кармапу в доктрине шентонг, или «пустой и что-то еще» (тиб.: gzhan stong). Лама попросил Микьо Дордже сохранять и передавать это весьма важное учение, широко распространившееся в школах Ньингма и Джонанг. (Надо отметить, что в школе Гелуг, придерживались противоположного взгляда рангтонг, или «пустой сам по себе» (тиб.: rang stong), и критически относились к учению шентонг). Позднее шентонг стали передавать в традиции Карма Кагью от учителя к ученику. Великий мудрец Джамгён Конгтрул Лодрё Тхае посвятил в тонкости этого воззрения Пятнадцатого Кармапу и сделал шентонг основой движения Римэ. Так что Микьо Дордже можно считать предвестником тибетского Возрождения, расцвет которого пришелся на XIX век. Микьо Дордже пробыл с Кармой Тринле около трех лет. За это время Кармапа изучил невероятное количество текстов: труды по логике авторства Дигнаги и Дхармакирти, Пять трактатов Майтрейи, тексты Винайи, Абхидхарму-самуччая и Абхидхарма-кошу, важнейшие книги Нагарджуны, «Хеваджра-тантру», работу Чандракирти «Вступление на Срединный путь», труды по астрологии и многие другие писания. В дополнение Карма Тринле познакомил Кармапе Микьо Дордже с собранием сочинений Сакья-Пандиты и Нгога-переводчика. Микьо Дордже был образцовым учеником, он умел поддерживать полную концентрацию на протяжении долгих часов обучения. Он непрерывно размышлял над сутью текстов, анализировал и подвергал сомнению каждую неясность, что помогало ему в совершенстве постичь смысл изучаемого. Он так много времени уделял науке, что у него почти не оставалось времени на еду, и в итоге его здоровье ухудшилось. Карма Тринле восхвалял Кармапу как великого ученого, а Микьо Дордже считал его очень искусным наставником, находящимся на первой ступени Бодхисаттвы. Микьо Дордже много времени посвятил медитации. Однажды ему приснилось, что дакини отнесли его в дом Шаварипы – великого индийского йогина, который дал Майтрипе, одному из гуру Марпы-переводчика, учение Махамудры. Во сне Шаварипа показал Кармапе природу ума, сказав при этом: «И сансара, и нирвана рождаются в уме. Суть твоего ума – изначальная мудрость. Никаких ступеней постижения не существует: все происходит в уме». Микьо Дордже – автор многих книг: его сочинения занимают более тридцати томов. Труды Восьмого Кармапы посвящены основам буддизма, Абхидхарме, философии Мадхьямаки, Тантре, лингвистике, изобразительному искусству и поэзии. Кроме того, он создал важные тексты о Махамудре. В честь своего коренного Ламы, Сангье Ньенпы Ринпоче, Микьо Дордже составил руководство по медитации, известной как «Гуру-йога четырех времен дня» (тиб.: thun bzhi bla ma’i rnal ‘byor). Эта практика стала одной из самых значительных в линии преемственности Камцанг. Когда ему исполнилось тридцать три, он составил комментарий к Абхисамая-ланкаре под названием «Джецюн Нгалсо» (тиб.: rje btsun ngal so). Завершив работу, Кармапа пригласил искусного ученого из школы Гелуг по имени Сэра Джецюн к участию в диспуте по поводу текста. Однако дебаты прошли в нетрадиционной форме: талантливый мастер создал к труду Микьо Дордже собственный комментарий, в котором сообщил: «Кармапа - воплощение Ламы высокого ранга и великий ученый, поэтому я не могу критиковать его. Однако по его личной просьбе я написал в ответ книгу под названием «Ответ Кармапе», она перед вами». Восьмой Кармапа явился автором и вдохновителем художественного стиля карма-гадри, его рукой создано много живописных работ. В 1546 году Микьо Дордже понял, что вскоре уйдет из жизни. Однако Шамар Ринпоче и Паво Ринпоче умоляли его остаться еще на несколько лет и продолжить работу, и Кармапа согласился. Вместе со свитой он отправился в последнее большое путешествие по монастырям Карма Кагью. Во время этой поездки он изменил свой режим, чтобы все желающие могли придти и получить благословение. В дороге Микьо Дордже сложил много песен, где описывал свои переживания. Во время одного из самых замечательных видений он увидел своего Ламу в образе Чакрасамвары, торжественно восседающего над головой Ваджрайогини. Из тела Учителя возник нектар осознавания, преобразующий все идеи о сансаре и нирване в высшую мудрость Просветления. Ваджрный крюк сделал эту мудрость неразрушимой. В том же сне Кармапа увидел, как сансара сгорела в котле, стоявшем на треноге. В другом видении Падмасамбхава созвал к себе восемь Кармап, чтобы вместе составить тайное поучение. Здоровье Кармапы постоянно ухудшалось, но, невзирая на это, он продолжал работать на благо других. В 1554 году на юге Тибета случилась эпидемия проказы. Микьо Дордже поехал туда, чтобы остановить болезнь. В центре зараженного района он соорудил черную ступу, а вокруг - четыре ступы поменьше. Главная ступа служила символом нага - существа, которое, согласно писаниям, вызывает проказу, а четыре маленькие ступы олицетворяли его руки и ноги. Затем Кармапа сел в центре и с помощью силы своего невероятного сочувствия вобрал в себя все причины, которые привели к возникновению эпидемии. Болезнь быстро сошла на нет, и Микьо Дордже вернулся в монастырь Шамара Ринпоче. Вскоре стало ясно, что Кармапа болен проказой. Понимая, что смерть стоит за плечом, он надел одежду и украшения, присущие вдохновляющим Будда-аспектам Состояния радости, и предстал перед учениками. Затем Микьо Дордже передал Шамару Ринпоче письмо с описанием своего следующего рождения, и покинул мир. Его останки предали огню в монастыре Цурпху, реликвии, по традиции, положили в специальную ступу. У Восьмого Кармапы было много учеников высокого ранга. Среди самых знаменитых – Шамарпа Кёнчог Енлаг, Паво Цуглаг Тренгва, Ситу Чёкьи Гоча, Гьялцаб Драгпа Палджор и Карма Тринле Легдруб. У него училось немало врачей, художников и поэтов, на которых он оказал глубочайшее влияние.

Литература

  1. <a id="bxid_679831" href="http://www.dharma-shop.ru/product/karma-trinle-istorija-karmap-tibeta/" target="_blank" >Карма Тринле «История Кармап Тибета»</a>.


Ссылки

  1. Кармапа
  2. Кагью
  3. Тибетский буддизм 
  4. Будда Шакьямуни