Кагью

Материал из Энциклопедия буддизма
Перейти к: навигация, поиск

(тиб. Кагью, Кагьюпа, монг. Каджудпа) - одна из четырех главных традиций индо-тибетского буддизма Ваджраяны. -передача, ориентированная на практику и постижение. Охватывает старые и новые поучения, достигшие Тибета.Линия Передачи Дхармы, восходящая к Изначальному Будде – Ваджрадхаре (санск.; тиб. Дордже Чанг)и индийским махасиддахам X-XII веков – Тилопе и Наропе. Из Индиив эпоху Палов Учения былипринесеныв Тибет в XII веке Марпой Лоцавой (тиб.; «переводчиком»), мирянином, ставшим великим тантрическим мастером и знаменитым Учителем Дхармы, Ламой. Затемблагодарябудущим последователям Марпы, учение оформилось в ряд школ- «четыре великих» и «восемь меньших» (Карма Агван Йондан Чжамцо 1993: 57).

Ваджрадхара и Тилопа

тханка Тилопы на Кагью Монламе

Основоположником традиции является великий индийский тантрический йогин, Махасиддха Тилопа, достигший такого высокого уровня практики, что смог воспринять основные методы традиции непосредственно от ади-будды Ваджрадхары. Считается, что выдающиеся йоги могут получить от Ваджрадхары новые учения и методы. Так утверждается, что индийский махасиддха Тилопа получил от Ваджрадхары методы «великого символа» (санск. Махамудры, «Великой Печати»), на основе которых позже возникла буддийская школа Кагью в Тибете» (Мялль 1991: 110).

Все эти методы изложены в 11 трактатах Тенгьюра, в них особое внимание уделяется практической йоге и достижению состояния Махамудры. В философском плане учение Тилопы представляет синтез мадхьямаки и йогачары (Андросов 2011: 240).

Для последователей традиции Кагью Ваджрадхара является Коренным Ламой, а его суть на протяжении последнего тысячелетия выражает Лама Кармапа, «средоточие всех аспектов Прибежища, драгоценность и корень всех качеств».

Наропа и Путь искусных средств

От Тилопы методы традиции Кагью воспринял другой индийский махасиддха - Наропа. Огромной заслугой его стало появление в индийском и в тибетском буддизме систематизированных Шести Дхарм (учений) (тиб.: na ro chos grug) – системы тантрических методов, на которой основана традиция всех подшкол Кагью. Кроме Кагью, Шесть Дхарм Наропы в более или менее полной форме вошли также практически во все остальные школы тибетского буддизма. Это шесть медитаций, связывающих работу энергий и сознания:

  • йога промежуточного состояния (тиб.: bar do), используемая в промежуточном состоянии между смертью одного тела и зачатием следующего;
  • йога внутреннего тепла (тиб.: gtum mo), базовая практика Шести йог Наропы, в которой преобразуются привычные тенденции к жадности и привязанности;
  • йога сновидения (тиб.: rmi lam), позволяющая сохранять осознавание на стадии сна со сновидениями;
  • йога иллюзорного тела (тиб.: sgyu lus), посредством которой медитирующий учится видеть все проявления ума в состоянии бодрствования как иллюзорное тело Йидама; -йога переноса сознания Пхова (тиб.: ‘pho ba), позволяющая использовать процесс умирания физического тела для достижения Просветления,
  • йога ясного света (тиб.: ‘od gsal)для тренировки осознавания в фазе глубокого сна.
тханка Наропы

Эти шесть медитаций, известны как Шесть йог Наропы.

Они предназначены для того, чтобы практикующий научился сохранять ясность сознания всегда, в каком бы состоянии не находились тело и ум. Буддисты описывают несколько таких состояний, отличающихся друг от друга по своим свойствам. Это бодрствование, сон со сновидениями, глубокий сон, медитация, умирание и период между смертью тела и зачатием следующего (тиб. бардо).

Поучения Наропы учат включать все эти разные периоды в Путь. Выражаясь языком ваджрных песен, «каждое мгновение должно быть просвечено светом осознавания».

Шесть Дхарм Наропы и все методы тантрических медитаций – одна из двух важнейших составляющих большинства школ традиции Кагью, называемая «путем искусных средств» (тиб.: thabs lam). Такое название обусловлено тем, что здесь для постижения природы ума используются медитации, состоящие из двух фаз – развития (санск.: utpatti-krama, тиб.: bskyed rim) и свершения (санск.: sampanna-krama, тиб.: rdzogs rim). В фазе развития медитирующий создает в своем сознании формы Йидамов или Будд, обращается к ним с пожеланиями, принимает от них благословение и разные виды посвящений, произносит мантры, а затем в фазе свершения концентрируется на внутренних энергетических каналах и ветрах энергии, после чего растворяет воображаемые просветленные объекты в свете и сливается с ними. Именно в фазе свершения некоторых тантрических медитаций выполняются Шесть йог Наропы.


Все эти действия в медитации являются не чем иным, как искусными средствами, ведущими к постижению ума не напрямую, а как бы «в обход», через его аспект энергии, через проявления, формы и звуки. Здесь говорится, что энергии и сознание связаны, как конь и всадник. Путь искусных средств подобен умелой дрессировке коня. Хорошо обученный конь даже неопытного всадника принесет в нужное место.

Марпа и "Путь глубокого вИдения"

тханка Марпы на Кагью Монламе

Марпа занимает особое место в ряду великих тибетских учителей и подвижников. Проявляя редкое мужество, он трижды практически в одиночку ходил в Индию через Гималаи, провел там более шестнадцати лет и тщательно изучил все буддийские поучения, какие смог найти и получить у индийских ученых и махасиддхов. Марпа Чёкьи Лодрё – великий переводчик, одна из главных фигур «второй волны» прихода буддизма в Тибет и тибетский основатель школы Кагью.


Марпа получал разные передачи методов Ваджраяны (санск. Алмазного Пути, или Алмазной Колесницы) не только от Наропы, но и других великих мастеров древней Индии.

Благодаря этому Линия Преемственности Карма Кагью содержитметоды двух путей к Просветлению. Первый, связан с Тилопой и Наропой и известен как «путь искусных средств».

Другой путь, применяемый в Кагью, лежит через непосредственную работу с самим сознанием, без использования визуализируемых форм или произнесения мантр. Он называется «путем глубокого видения» (тиб.: lhag mthong lam). Продолжая предыдущее сравнение, можно сказать, что этот второй путь концентрируется на подготовке всадника: искусный наездник приедет к цели даже на необъезженном скакуне.

Путь «глубокого видения» пришел в школу Кагью через другого учителя – менее известного сегодня Майтрипу и восходит к Будде Шакьямуни. Центральной духовной темой «пути глубокого вúдения» является Махамудра (санск.; Великая Печать), учение о достижении полного Просветления посредством медитации на сам ум.

В доктрине Махамудры выделяют основу, путь и плод. Основа есть природа Будды, неотъемлемая от ума, не имеющая начала, ей всегда обладают все существа, но это свойство зачастую у них латентно. Путь заключается в применении особых методов и раскрытии этой истинной природы, благодаря чему достигается плод – совершенное Просветление. Медитацию Махамудры называют «непринужденным пребыванием в природе всего сущего». В контексте Махамудры часто встречаются такие эпитеты, как «простота», «беззаботность». Фактически, это состояние, в котором ум без всяких усилий просто покоится в том, что есть. Как бы скромно это ни звучало, такая простота является в буддизме наивысшим достижением, плодом духовной жизни.


Практикуя Великую Печать, йогин обретает такой опыт: поскольку природа Будды (cанск.: tathagata-garbha, тиб.: de gsheg snying po) является истинной, неотъемлемой основой всех явлений, – то все возникающее «скреплено» печатью Абсолютного Совершенства. Оказывается, что ум, который полностью принимает то, что есть, и покоится в этом без всяких усилий, непоколебимо бесстрашен и знает все, потому что ни от чего не отделен. Такой ум открыт всему и ни от чего не убегает. В нем также не возникает ощущения нехватки чего-либо, и он ни за чем не стремится. Он просто легко, естественно и осознанно присутствует в каждом мгновении, сознавая свою природу Будды. Если не прилагать никаких натужных усилий, оказывается, что все уже достигнуто и никуда не нужно идти, ведь Просветление всегда было и остается здесь. Бегая за счастьем, человек уподобляется собаке, гоняющейся за собственным хвостом.

Но невозможно применять такую медитацию без тщательной подготовки. Все методы Махаяны и Ваджраяны (и, в частности, традиции Кагью) предназначены для того, чтобы приводить практикующих к этому уровню. И на пути глубокого вúдения, который иначе называется «путем шине-лхагтонг-Махамудры», для подготовки к медитации на природу ума применяются медитация успокоения «шине» (cан.: śamatha, тиб.: zhi gnas) и медитация проникновенного вúдения «лхагтонг» (cан.: vipaśyana, пали: vipassanā, тиб.: lhag mthong).Обобщенно говоря, термин «шине» означает любую медитацию с концентрацией на объекте. В данном контексте, как часть «пути глубокого вúдения» в Кагью, применяются такие виды шине, как сосредоточение на внешних объектах (статуя Будды, свеча и др.), на объектах воображаемых и на дыхании. Целью этой медитации является спокойный ум, ясно осознающий все без помех.


Лхатонг, известный из практики Тхеравады и Махаяны как аналитическая медитация, здесь описывается как наблюдение за самим умом. Такое наблюдение может иметь аналитический характер, когда медитирующий изучает свой ум при помощи концептуальных характеристик – например, спрашивая себя, где находится ум, какого он цвета, какой формы, чем пахнет, и так далее. Но здесь намного важнее неаналитический, не концептуальный вид лхагтонга, во время которого ум просто осознает сам себя. Медитирующий в этом случае старается быть самим осознаванием. Он не осмысливает то, что наблюдает, не комментирует, просто покоится в самом осознавании, а всевозможные мысли, комментирующие и иные, любые другие объекты восприятия никак не заботят его, есть они или нет: зеркало, его вневременная способность отражать важнее любых отражений; безбрежное небо важнее бегущих в нем облаков. Постепенно обретается так называемый «опыт ума». Ум узнается в любых состояниях – спокойном и ровном, или возбужденном, полном мыслей и чувств, и оказывается, что природа его неизменна. Узнается ум во время появления объектов или мыслей и во время их исчезновения – таким образом, шине и лхагтонг переплетаются, знание объектов сливается с опытом ума, постигается нераздельность блаженства и пространства.


Таким образом, гуру-мирянин Марпа-Переводчик (1012 – 1097) соединил в один поток и принес в Тибет два пути, две линии преемственности:

  1. «прямую» линию передачи «пути искусных средств» от Будды Ваджрадхары через Тилопу и Наропу,
  2. и «непрямую» линию передачи Махамудры, которая восходит к Учениям Ваджраяны Будды Шакьямуни и чаще всего описывается более длинной цепочкой индийских махасиддхов: Ратнамати, Сараха, Нагарджуна, Шаварипа и Майтрипа. [Нидал 1992; Леонтьева 2007: Индийские корни буддийской традиции Кагью и ее тибетские основоположники]

Поскольку Кагью уделяет особое внимание практическому применению Учения, она называется «устной» школой, или традицией «совершенств». Ее принес в Тибет около 1050 года герой Марпа, и она черпает свою силу в близкой связи учителя и ученика. Среди множества учеников гуру-мирянина Марпы было четверо наиболее способных «сыновей сердца». Один из них –Миларепа (1052 – 1135) – стал главным преемником линии передачи Марпы.

Миларепа и Ваджрные песни

Миларепа совсем не был похож на своего учителя, успешного богатого мирянина Марпу. Миларепа был настоящим йогином-отшельником и величайшим поэтом средневекового Тибета, со всеми внешними и внутренними атрибутами этого образа жизни.

Его главной практикой были Шесть йог Наропы, и в особенности йога внутреннего тепла. Он достиг Просветления за одну жизнь. Он стал широко известен благодаря своим спонтанным ваджрным песням (доха), его письменное наследие «Сто тысяч песен Миларепы» по праву считается жемчужиной тибетской литературы.

Йогин Миларепа стал следующим после гуру-мирянина Марпы основателем тибетской традиции Кагью. Он сумел достичь высшей реализации сам и воспитать плеяду не менее великих, чем он, учеников. Одним из них был Речунгпа. Он владел высочайшими практиками и продолжал йогическую традицию Кагью, его называли «луноподобным» учеником Миларепы.

Затем пришло время, когда для сохранения линии преемственности, кроме йогов, стала необходимой также организация. Эту задачу претворил в жизнь «солнцеподобный» ученик Миларепы, Гампопа.

Гампопа и путь сутр

Гампопа получил от Миларепы полное посвящение в Махамудру и Шесть йог Наропы, соединив, в свою очередь - сутру традиции Кадампа - и наивысшие поучения линии Миларепы в один поток. Позднее, став учителем и держателем обеих линий преемственности, Гампопа создал на основе традиций Кадам и «линии практики» Миларепы школу Дагпо Кагью (тиб.: dwags po bka' brgyud). Здесь Дагпо – имя местности, где он долго жил, медитировал в отшельничестве и построил первый монастырь; самого Гампопу также называли Дагпо Ринпоче – «Драгоценный из Дагпо». Поскольку Кагью уделяет особое внимание практическому применению Учения, она называется «устной» школой, или традицией «совершенств». Гампопа -образец добродетели в радостной линии Кагью. Он являлся перерождением Бодхисатвы десятого уровня. В Кагью считается, что именно его появление предсказал Будда Шакьямуни в «Самадхи-раджа-сутре», когда, обращаясь к одному из своих учеников, врачу и монаху по имени Кумара, сказал, что в будущем тот снова станет врачом и монахом, но на этот раз в северной стране, и принесет много блага всем, основав школу медитации [Thinley 1980: 23].


Трангу Ринпоче, современный лама школы Карма Кагью, утверждает, что Гампопа сам помнил это свое предыдущее рождение и рассказывал ученикам о том, как Будда Шакьямуни передал ему эту сутру [Трангу 2003: 22]. Будучив свое время учеником Будды Шакьямуни в Индии, Гампопа получил вместе со многими другимиБодхисатвами поучения, в которых Сутра и Тантра дополняли друг друга.Когда Будда спросил, кто готов в будущем принести эти учения в большую снежную страну на севере, вызвался один из монахов. 1500 лет спустя он пришел в мир как Гампопа. Он стал первым монахом среди держателей линии Кагью. До тех пор в этой линии передачи были только миряне, йогины и йогини.

Вклад Гампопы в доктрину «школы практики» огромен. Привнесенная в нее сутра позволила создать более четкую внутреннюю структуру поучений этой традиции и сделать их доступными для многих людей. Гампопа организовал методы достижения Просветления (состояния Махамудры) в три раздела. Первый, сутра-Махамудра, содержит методы поэтапного развития, накопления духовных заслуг. Второй, тантра-Махамудра, включает Шесть йог Наропы и тантрические медитации; это «путь искусных средств». Наконец, третий раздел называется «Махамудра сущности» – это «путь глубокого вúдения», ведущий к постижению природы ума через медитацию на сам ум. У Марпы и Миларепы учеников было не так много. Гампопа же еще до встречи с Миларепой в совершенстве изучив Винаю и обладая недюжинными организаторскими способностями, создал впервые целостную систему обучения Дхарме линии Кагью в Тибете, приспособив ее для большого количества последователей. Он ввел определенные стандарты монастырской дисциплины для тех, кто хотел принять внешние обеты, и практики медитации для всех, кто должен был двигаться поэтапным путем. До него учителя применяли, в основном, индивидуальный подход к ученикам, которых было относительно немного. Чтобы очистить прошлые вредные поступки, накопить необходимую внутреннюю стабильность, развить преданность и научиться осознавать ум, йогины, от Сарахи до Миларепы, преодолевали различные помехи и трудности, и путь каждого из них был совершенно уникальным.Гампопа же, у которого были, согласно разным источникам, десятки тысяч учеников, не имел физической возможности подобрать особый «ключик» к каждому из них. Поэтому он составил универсальное руководство по постепенному пути и ввел набор подготовительных медитаций, достаточный любому ученику для того, чтобы подойти вплотную к медитации Махамудры или Шести йогам Наропы. Это и есть известные сегодня Четыре Основы, или Подготовительные Практики к Махамудре (тиб. чагчен нендро), их выполняют все - и монахи, и миряне, и йоги и именно с них начинают свою практику и современные буддисты на Западе. Гампопа привнес сутру и положил начало монашескому стилю и монастырской передаче в Кагью, которые с тех пор развивались наряду с мирским и йогическим стилями. Он был главный ученик йогина Миларепы и учитель Первого Кармапы, Дюсум Кхьенпы.


Субтрадии Кагью

«Школа Дагпо Кагью после Гампопы разделилась на несколько ветвей — субтрадиций (так называемые «четыре большие и восемь малых»). Кармапа I Дюсум Кхьенпа основал одну из «Четырех больших» - школу Карма Кагью, ставшую впоследствии наиболее важной и влиятельной. Слово «карма» здесь восходит к названию Кармаданса главного монастыря этого направления, основанного в 1147 г. Духовный глава носит титул Кармапа (в настоящее время школу возглавляет Кармапа XVII) [Торчинов 2005: 223]. Четыре большие и восемь малых школ Кагью берут свое начало в деятельности четырех главных учеников Гампопы. Эти линии преемственности называются «большими» и «малыми» в зависимости от того, насколько прямой является их преемственность от Гампопы. У четырех больших (или главных) она непосредственная, а у восьми малых (или второстепенных) – опосредованная, через одного из учеников Гампопы. Четыре подшколы Кагью были созданы учениками Гампопы и его племянника Дакпо Гомцула.

  1. Камцанг, или Карма Кагью, была основана Первым Кармапой Дюсумом Кхбенпой, обучавшимся у Гампопы.
  2. Цал Кагью возникла благодаря Жангу Юдрагпе Цондрю Драгпе, ученику Дагпо Гомцула.
  3. Баром Кагью была создана Баром Дхарма Вангчугом, учеником Гампопы.
  4. Пхагмодрупа Кагью появилась в результате активной деятельности Пхагмодру Дордже Гьялпо, ученика Гампопы. Впоследствие она разделилась на 8 малых школ:
  5. Дрикунг
  6. Таглунг
  7. Тропху
  8. Другпа
  9. Марцанг
  10. Йелпа
  11. Шугсеб
  12. Ямзанг.

Другпа, Дрикунг и Таглунг существуют по сей день, первые две довольно велики. Сегодня все большие линии влились в школу Карма Кагью, главой которой является Кармапа. Что касается восьми малых линий, то у школ Другпа и Дрикунг Кагью много приверженцев соответственно в Бутане и Ладакхе.

Кармапа

- духовный глава традиции Кагью, основатель ее подшколы - Карма Кагью, величайший мастер медитации и первый сознательно перерождающийся йогин Тибета [Торчинов 2005: 223-224 ]. - третий по статусу иерархтибетского буддизма (после Панчен ламы и Далай ламы), он воплощает действия всех Будд, его появление было предсказано еще Буддой Шакьямуни и Гуру Ринпоче."Кармапа является духовным главой Карма Кагью, ее наивысшим тулку. В то же время,Кармапа – высший духовный авторитет для всех кагьюпинских субшкол. В качестве такового он проводит ключевые ритуалы и несет ответственность за признание всех важнейших тулку Кагью" [Карма Агван Йондан Чжамцо 1993: 58].

Считается, что Кармапа являлся в прошлых воплощениях одним из 25 главных учеников Падмасамбхавы (VII-VIII вв), по имениГьялваЧоянг (именуемый также Тачог Херука) [Нидал 2003: 452].Кармапа в третьем своем воплощении стал держателем полной передачи традиции Ньингма.При этом он взял оттуда те части, которые полезны для Кагью, и ввел их в поучения Великой Печати (санск. Махамудры). В настоящее время традицию Кагью возглавляет Кармапа в своем семнадцатом воплощении.

Литература

  • Андросов В.П. Индо-тибетский буддизм: Энциклопедический словарь. М., "Ориенталия", 2011. С.240-242.
  • Карма Агван Йондан Чжамцо. Светоч уверенности. СПб,"Орис", 1993. 237 с.
  • Карма Тринле. История Кармап Тибета// пер. с англ. - 2-е изд., испр. - М.: Алмазный путь, 2010. - 224 с. - ( "Буддизм без границ")
  • Леонтьева Е.В. Индийские корни буддийской традиции Кагью и ее тибетские основоположники, 2007.
  • Мялль Л. Ваджрадхара// Мифологический словарь, М., "Советская энциклопедия", 1991.С.110.
  • Торчинов Е.А. Введение в буддизм. СПб., 2005. С.222-225.